8 ноября 2012
Екатерина Воропаева: От отраслевых решений мы идем к решениям для отраслей
За 15 лет GMCS прошла путь от внедрения бизнес-приложений до синтеза системной интеграции с бизнес-консалтингом. Екатерина Воропаева, президент GMCS, рассказывает СNews об этапах развития компании, влиянии кризиса, а также о будущем ИТ.


CNews: Компании GMCS исполнилось 15 лет. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось?


Екатерина Воропаева: Начиналось все с компании, которая занималась бизнес-приложениями. В то время это были системы ERP, неизвестные рынку. Рынок развивался, появились CRM, BPM, BI и многие другие решения. До 2008 года наша компания развивалась по продуктовому принципу, в результате получился бутик различных продуктов. В составе нашей компании выделилось несколько департаментов, которые реализовывали проекты на платформах Microsoft, SAP, Oracle, IBM, Infor и решениях других вендоров. Изначально мы пытались построить компанию, которая предлагает не выбор продукта, а решение, которое необходимо клиенту. И говорить о том, что у клиента либо SAP, либо Oracle, либо Microsoft – на самом деле, на мой взгляд, не очень правильно. Ведь компаний, работающих на одном решении, не считая малых, практически нет. Так что мы стали единым источником и предлагаем весь спектр сочетаемости решений. И мы всегда пытались уйти именно от продуктового подхода к решениям для бизнеса.


CNews: Если следовать вашей логике, получается, что если в тендере требуется определенное решение конкретного вендора, вы туда не пойдете?


Екатерина Воропаева: Пойдем, если считаем, что решение этого поставщика для конкретной компании наиболее эффективно, исходя их сроков, функционала, бюджета и готовности заказчика решать данные задачи.


CNews: Сейчас время делят на «до 2008» и «после». Как на вас повлиял кризис?


Екатерина Воропаева: Сильно. В то время мы говорили, что перешли от комплексных проектов и увидели концепцию, известную сейчас как best of breed, лучший в своем классе. Сначала мы подумали, что это тенденция кризиса, но оказалось, что это мировой тренд. И мы изменили подход. Сейчас много говорят об отраслевых решениях, а мы стали предлагать решения для отраслей.


CNews: Что дала перестановка слов?


Екатерина Воропаева: Мы перешли от чистого ИТ-консалтинга к «миксу» ИТ и управленческих решений. В нашу компанию пришли эксперты из разных отраслей промышленности. Это бывшие главные инженеры, генеральные директора заводов. В проекты по ремонту и техническому обслуживанию пришли ИТ-директора, сделавшие огромные комплексные проекты в других компаниях. Также в компании работают финансовые директора, финансовые аналитики, логистики, коммерсанты и так далее. Соответственно, имея экспертизу именно в отрасли, зная, чем отрасль живет и развивается, мы можем предлагать совокупность решений, исходя из наших продуктов.


CNews: Получается, что вы стоите не в стороне, а находитесь немножечко внутри?


Екатерина Воропаева: Да, мы перешли от продуктового распределения к отраслевому. Еще после 2008 у нас был глобальный прорыв, помимо корпоративного сегмента мы научились работать с госсектором. Вначале было очень сложно, потому что данный рынок предполагает совершенно другой подход к решению задач и соблюдению сроков. Присутствует формализм в принятии решений и подготовке документов, что влечет за собой сложность выбора и интегратора, и системы. Но при этом, я думаю, что мы научились работать согласно принципам, по которым мы работали на других рынках, и в госсекторе. Другими словами – делать проекты быстро и с тем результатом, который позволяет и нам, и госсектору динамично развиваться. Например, за пять месяцев мы внедрили для Оргкомитета Сочи-2014 бэкофисное решение. Мы сделали проекты во ФГУП «Гознак», ФГУП «Росмопорт», ФГУП «Рослесинфорг», Минестерстве природных ресурсов и экологии РФ. На протяжении уже более 5 лет работаем с АИЖК. Сейчас делаем масштабный проект в «Почте России», внедряем там единую систему казначейства, и за восемь месяцев мы уже получили промежуточный результат. Сейчас в системе работают 3000 пользователей, и за следующий год мы растиражируем решение по всей стране.


CNews: А как жила и развивалась компания 10 лет до кризиса?


Екатерина Воропаева: С 2002 года компания ежегодно демонстрировала двукратный рост – по численности, проектам и результатам. В 2008-2009 годах мы совершили качественный прорыв. В последние годы мы зашли в госсектор, энергетику и, самое главное, производство. Последний сектор, конечно, был нашим клиентом и раньше, но сейчас решаем там совершенно иные задачи. Помимо автоматизации процессов планирования и производства в различных областях на базе ERP-системы мы расширили производственную тематику, реализовав проект по послепродажному обслуживанию. Например, для «Вертолетной сервисной компании» на базе комплекса решений Oracle E-Business Suite внедрили систему, обеспечивающую решение всего комплекса задач материально-технического обеспечения (МТО) и технического обслуживания и ремонтов (ТОиР) вертолетной техники, находящейся на обслуживании у ВСК. Кроме того, мы привнесли в производственный сектор достаточно новую для российского рынка тему – управление цепочками поставок и стратегическое планирование. И за последние 2 года сделали несколько проектов: внедрили в ММК систему производственно-экономического планирования на базе решений JDA, и реализовали интереснейший проект по тактическому планированию для угольного бизнеса СУЭК.


CNews: По какому принципу вы набирали портфель практик?


Екатерина Воропаева: Основной принцип компании – не просто сделать проект с клиентом, а остаться с ним на всю жизнь. Так оно и происходит на сегодняшний день. И более того, некоторые практики приходили с тем, что клиенты вместе с нами развивали свои решения. У нас появлялись новые департаменты. Мы внедряли ERP, клиенты просили CRM. Мы внедряли CRM, клиент просил нас сделать ему отчетность. И вот так мы и росли до 2008 года.


CNews: То есть вы не выбирали аутсорсинговую проектную команду, а набирали людей себе?


Екатерина Воропаева: На самом деле мы и сейчас очень осторожно относимся к субподрядам и практически все проекты выполняем самостоятельно. А если у нас есть привлеченные ресурсы, то это просто определенным образом выстроенные отношения с большим количеством команд на рынке, которые работают с нами постоянно на протяжении уже пяти лет.


CNews: На каких еще рынках вы работаете?


Екатерина Воропаева: Если смотреть на географию, то за последний год наши проекты были везде. Мы объехали всю Россию. Например, один и крупнейших проектов последних лет – это внедрение прорывного для рынка биллингового решения MECOMS в РАО «Энергетические системы Востока». Это масштабный проект на несколько лет для всего Дальнего Востока. И начали мы с не самого простого региона, с Камчатки. За ними последуют Магадан, Сахалин, Владивосток и так далее. Что такое MECOMS? Это интеллектуальная платформа по работе с энергетическим рынком, позволяющая реализовать требования реформы, которая идет сейчас на рынке. Это и съем показаний с приборов учета, и расчет, и претензионно-исковая работа, и предоставление гражданам и юридическим лицам другого вида услуг, работа с договорами. Аналогичный камчатскому проект мы начали сейчас и в ТГК-2.


Вообще четыре года назад нас в энергетическом секторе не знали: мы были известны в телекоме, производстве, на рынке FMCG. При этом накопленный в последнем сегменте опыт оказался применим и для энергетики. За четыре года мы оказались во многих энергокомпаниях не с отраслевыми решениями, а с системами для энергетики. Сейчас мы представлены в РусГидро, «Интер РАО ЕЭС», в МРСК, «Э.ОН Россия». За четыре года мы стали одним из основных игроков сектора. Мы пришли в энергетику с интересными решениями, прошли снизу доверху, начав с работы с биллинговыми решениями, технического обслуживания и ремонтов и дойдя до систем мониторинга и отчетности, которые мы делаем для федеральных компаний.


CNews: Обычно компании завоевывают Россию с запада на восток. Вы «пошли» с другой стороны?


Екатерина Воропаева: Нет, мы направились во все стороны, потому что на запад мы поехали в Калининград с проектом во ФГУП «Росморпорт» и затем с ее портами по всей территории Российской Федерации. Мы уехали в Армению, там реализуем проект в одной из дочек ИНТЕР РАО ЕЭС – компании «Электрические сети Армении». У нас есть проекты в Казахстане. Например, с Altyntau Resources мы сотрудничаем сразу по двум проектам. Кроме того, мы участвуем в европейских конкурсах. То есть, с точки зрения географии проектов, я бы сказала, что мы присутствуем на всей территории России и СНГ. Для этого у нас есть несколько мобильных команд.


За рубежом за последние 3 года мы сделали 15 роллаутов. И это известные компании в мире: Roca Group, OTIS, Lanxess, Azelis, Teleca и другие. Поэтому наша узнаваемость в мире тоже сильно повысилась. Мы стали «Партнером года» Microsoft в России в 2011 году и лучшим поставщиком по Центральной и Восточной Европе, мы получили всемирную награду от IBM. Это то, чем можно гордиться.


CNews: На рынки других стран выходят преимущественно за счет покупки какого-либо сходного бизнеса. Как проходил процесс у вас?


Екатерина Воропаева: Мы уловили некоторые тренды, создали подразделение, которое будет заниматься инновационными проектами в соответствии со стратегией компании на ближайшие годы. Ведь мы все же пытаемся перейти от отраслей к сервису. Сервис сейчас востребован, потому что переход к мобильным технологиям требует совершенно другого подхода. В течение последних 2 лет мы разрабатываем несколько пилотных решений для мобильных устройств, планшетов, POS-терминалов. Это именно бизнес-приложения для фронт-офиса, личных кабинетов, ритейла и, я думаю, что мы перейдем в ближайшие год-два к комплексным проектам на территории Российской Федерации – на сотни тысяч пользователей. Это уже переход от корпоративного сегмента, где мы традиционно сильны, к масс-медиа и решениям для широкого рынка. Это и ритейл, и ЖКХ, и крупные инфраструктурные компании.


CNews: Вообще для таких объемов логичнее использовать портальные решения.


Екатерина Воропаева: Помимо портала нужен биллинг, POS терминалы, мобильные приложения для сбора данных и так далее – все технологии, которые мы уже опробовали, реализуя биллинг, решения для бизнеса и ритейла. Мы их сейчас проверим на корпоративном рынке, но готовимся к совершенно другому переходу.


CNews: Есть ли у вас проекты в ритейле?


Екатерина Воропаева: У нас прекрасные SAP-овские проекты именно в части ERP, бэк-офиса, хранения, сбора аналитики. Но, опять-таки, мы сейчас движемся за рынком. Мы посмотрели то, что происходит в мире. Наша SAP-овская практика в этом году успешно закончила проект по автоматизации интернет-магазина E5.ru. Ранее нами был реализован масштабный проект для всего Х5 Retail Group, а также для «Техносилы». Сейчас мы работаем в «ЦентрOбуви», помогая компании развивать систему управления предприятием. Другой наш департамент, по практикам Microsoft, работает сейчас над POS-терминалом и создает фронтофисное решение. Реализуется проект в российском представительстве обувного ритейлера ECCO. Также мы готовим несколько пилотов для телекоммуникационных компаний и энергетики именно в части разработки решений для фронт-офиса.


CNews: А что будет через 15 лет с компанией? Как она изменится? Как изменится рынок?


Екатерина Воропаева: Ну, на 15 лет очень сложно прогнозировать.


CNews: Тогда давайте ограничимся «пятилеткой»


Екатерина Воропаева: Вот пять – это реально. Потому что десять лет назад мы с вами не представляли, что, сидя с телефоном где-нибудь в Бельгии, можно заказать лекарства с доставкой на домашний адрес, а также посмотреть дорожную ситуацию в городе и так далее. Через пять лет… Возможно, мы и сами себя не узнаем. Но я думаю, что нам нужно сохранить главное – самобытность, драйв, креатив. То, зачем в компанию приходят работать люди. Если у нас будут сотрудники с нестандартным подходом, с возможностью реализации нерешаемых задач, то мы сможет меняться вместе с рынком.


Екатерина Воропаева: ИТ займут совершенно другую роль именно в функции управления государством, компанией и даже в нашей с вами жизни.


Выезжая на Запад, вы видите, что ИТ везде – от музея до центров обслуживания населения, не говоря уже о коммерческом секторе. И я так думаю, что мы станем компанией с матричной организацией и больше будем походить на представителей консалтинга на западе с точки зрения организации предприятия. То есть, это, скорее, будет партнерство, группы, связанные, с экспертизой, а не с продуктами, продукты будут подбираться под решения. У нас будет больше людей, которые смогут заниматься именно прорывными технологиями, потому что, на мой взгляд, рынок ждет активного развития ИТ. Мы много говорим об «облаках», но они появляются только при поддержке государства. Мы много говорим о SaaS, но пока единично. Мы много говорим об изменяемости бизнес-процессов, о появлении специальных решений под конкретный запрос бизнеса. Россия, в силу отдельно взятого пути, достаточно долго примеряет к себе инновации. Мы готовы их отрабатывать уже после успешной примерки.


CNews: Ну, с другой стороны, в этом есть и преимущество. Посмотреть, как другие «набьют шишки».


Екатерина Воропаева: Да, в этом есть преимущество. Посмотреть на других и применить то, что наиболее востребовано именно для нас. Поэтому, я думаю, что в любом случае отставание в 2-3 года от именно технологий останется. С другой стороны, ИТ займут совершенно другую роль именно в функции управления государством, компанией и даже в нашей с вами жизни. И роль ИТ-специалистов тоже, наверное, изменится. Им придется стать более бизнес-ориентированными. Именно с точки зрения того сегмента, где идет внедрение.


CNews: Давайте продолжим футурологическую тему. Раз уж вы начали смешивать в компании и ИТ-специализацию, и отраслевую, то значит ли это, что в одном человеке должны быть совмещены как технологические знания, так и отраслевые?


Екатерина Воропаева: Уверена, что меняются и подходы к внедрению. Будут ИТ-специалисты – эксперты рынка, отрасли, понимающие применимость того или иного ИТ-решения, но не знающие глубоко эти системы. И будут ИТ-специалисты, обладающие глубокими знаниями этих ИТ-решений, но не имеющие широкого взгляда на то, как их адаптировать. Мы идем именно по этому пути. Мы вообще пересмотрели подход к организации команды. С одной стороны, мы пытаемся создать для молодежи возможности попробовать себя в неординарных проектах.


Ничто так не воодушевляет, как общая проблема и совместное решение сложной, нестандартной задачи. С другой стороны, в нашей компании у молодежи есть наставники – люди, известные на рынке, обладающие опытом, знаниями и экспертизой. Они к нам приходят, потому что тоже хотят драйва, возможностей применить свои знания, накопленные за многие годы на совершенно другом поприще. И мы заметили, что для многих людей из бизнеса стали интересны комплексные ИТ-проекты, если к ним подходить не как к внедрению системы, а как к попытке решить задачи компании и вывести ее на совершенно другой уровень. Поэтому мы все время создаем челендж для людей. Ведь только зарплатный и карьерный рост не стимулируют людей на подвиги.


CNews: Как сравнил один из ваших коллег, это скорее не внедрение или протез, а именно своеобразная прививка, позволяющая изменить что-либо в компании.


Екатерина Воропаева: Да, конечно. Мы все-таки пытаемся все время создавать челендж для людей. Иногда для сотрудников ставятся заведомо очень амбициозные задачи, потому что, как я уже говорила, на мой взгляд лишь из-за зарплаты или карьеры люди расти не будут.


CNews: Ну да, в какой-то момент уже выходят на плато.


Екатерина Воропаева: Да. Для молодежи, которая стремится в консалтинг, да и всех нас, кому хочется интересной работы, нужна неординарность, смена декораций, ежедневное решение нестандартных задач и драйв. И сложностей, и трудностей достаточно, особенно у проектных команд, работающих по всей стране. Это ежедневный и достаточно сложный процесс, в котором рождается творчество. Создается тот результат, которым гордятся, в первую, очередь клиенты.


CNews: Понятно. Раз уж мы заговорили про молодежь, то сейчас везде говорят о дефиците молодых специалистов и их переоцененности. По вашим ощущениям, это так?


Екатерина Воропаева: Да, так. Но проблема не в переоцененности или отсутствии молодых специалистов, а в том, что у молодежи нет стимулов. Кажется, им ничего не хочется, нет понимания, куда и зачем, они растеряны. С точки зрения ресурсов у нас с молодежью пока проблем нет. Мы присутствуем в нескольких городах России, у нас там кузница кадров.


CNews: Как вы решаете эту проблему?


Екатерина Воропаева: Все так или иначе когда-либо решали сложные проекты, которыми мы гордимся. И благодаря им, мы стали тем, кем есть. Мы ответили себе на вопрос «зачем?». Мы даем молодежи возможность самореализации. Речь не только о карьерном росте и мотивационных схемах. Не это держит людей в команде. Возможность рискнуть, допустить ошибку, и при этом побывать в разных уголках нашей большой географии и быть частичкой, а не винтиком серьезного проекта. Кроме того, стиль управления в компании позволяет пойти иногда не к прямому руководителю, а через два, через три уровня выше. Это нормально, тебя выслушают. Такой подход дает свои плоды: молодежь, не имеющая явных ориентиров, кроме материальных, благодарна и действительно старается, творит. Ребята становятся великолепными специалистами и растут с той скоростью, с которой это и должно происходить.


CNews: Сколько у вас таких специалистов выросло за 15 лет?


Екатерина Воропаева: Безумное количество. Радует, как ни странно, что сотрудники уходят от нас в прекрасные места. И благодаря тому, что мы позиционируем себя шире, чем просто ИТ, уходят не только к конкурентам, но и в бизнес, например, в управленческий консалтинг или «большую четверку».


CNews: То есть вы «обескровливаете» интеграторский кадровый рынок?


Екатерина Воропаева: Не скажите. Тенденция последних пяти лет показала, что 30 % наших кадров возвращаются. Поработав в разных должностях и достигнув определенных результатов, через три, пять, семь лет. Проектная деятельность как наркотик. Их тянет назад на еще новый виток самореализации.


CNews: Подводя итог, по каким ключевым направлениям GMCS будет развиваться в ближайшие годы?


Екатерина Воропаева: Мы попытаемся жить сразу в двух моделях: там, где мы сейчас, а это корпоративный рынок и крупные предприятия, и в работе с массовым рынком в самом широком смысле слова. Фронт-офисные решения, call-центры, бизнес-мобилити, отчетность... В целом мы продолжим развиваться уже как сервисно-инновационная компания. Ну а в остальном – будущее покажет.

Отслеживайте самые яркие события в MAYKOR:
Facebook, Telegram, Instagram, Twitter, Vkontakte, YouTube.
Яндекс.Метрика